Что такое синдром депривации?

Обувь

На поликлинический приём к врачам часто обращаются пациенты с таким набором жалоб, по которым врачу, не имеющему достаточного клинического опыта или полагающемуся только на данные аппаратно- инструментальных и лабораторных методов исследования, трудно, если вообще возможно, интегрировать эти показатели и дать чёткое диагностическое определение. Всё зависит от выраженности или превалирования симптоматики.

pixabay.com

С такими «проблемными» пациентами встречается практически каждый практикующий врач, даже диетолог с (похудательно озабоченными личностями). У терапевтов они идут под диагнозом вегето-сосудистых дистоний, у неврологов — астено-депрессивных синдромов, у психологов — как личности с акцентуацией характера.

Но если проявить к больному должный подход, внимательно выслушать, осмотреть его, то, в конце концов, найдётся причина недуга, а следовательно, и правильно назначенное лечение или только совет.

pixabay.com

Название недуга — синдром депривации. Неологизм появился относительно недавно, хотя едва ли не каждому из нас, в том числе и детям, приходилось или приходится сталкиваться с какой-то из его разновидностей. Синдром, имеющий в своей основе поливалентную (многозначную) причину, чаще всего проявляется функциональными расстройствами нервной системы в форме немотивированной, до степени импульсивности, раздражительности, расстройствах сна, повышенной утомляемости, головных болей, снижения памяти, активности, работоспособности, потенции и пр. Именно по этой причине в заключительной диагностике имеет место большой разброс.

В прямом смысле депривация — это потеря чего-либо, кого-либо, изоляция от чего-то. Психическое состояние, возникающее в жизненных ситуациях, где человеку не предоставляется возможности удовлетворения в течение длительного времени или на протяжении всей последующей жизни в достаточной мере своих важнейших потребностей.

Становится понятным по определению, что причинных факторов, обусловливающих развитие синдрома, может быть бессчётное множество.

Пищевая, двигательная, сенсорная, социальная, эмоциональная — вот далеко не полный перечень деприваций. При этом каждый вид, проявляясь своими специфическими симптомами, имеет и что-то общее, в форме преходящих или зафиксированных невротических реакций, синдрома общей усталости.

pixabay.com

Навряд ли стоит объяснять, каким образом проявляет себя синдром пищевой депривации: каждый, кому доводилось в течение хотя бы двух-трёх дней вынужденно пребывать без пищи, тем более воды, расскажет о своих ощущениях лучше меня. Недаром существует пословица: «Путь к сердцу мужчины лежит через его желудок».

Двигательная депривация: представьте себе человека, по состоянию болезни многие месяцы, а то и годы, пребывающего прикованным к постели, или инвалида, лишённого какого-то жизненно важного органа, рук или ног. Как бы он ни старался представить себя сильной телом и духом личностью, какое бы количество параолимпийских наград не висело на его груди, на самом его лице прочитывается нескрываемый комплекс физической депривации.

Такой же отпечаток накладывает на поведение и психику больных, страдающих врождёнными или, тем паче, приобретёнными слепотой, глухотой. А какие мучения испытывает человек, на долгое время определённый в сурдокамеру?

Социально-эмоциональная депривация. По этому пункту надо сказать больше, и прежде всего потому, что человек, по определению Аристотеля, суть существо социальное. Именно по этой причине его пребывание вне коллектива рано или поздно, но обязательно приводит на первых этапах к невротизации личности, при длительном воздействии приобретающей характер психических эквивалентов. Чаще всего случается такое в однополых коллективах в условиях длительной изоляции: служба в армии, на зоне, в полярных экспедициях (половые извращения).

С синдромом социальной, как, впрочем, и сенсорной депривации, человек непременно столкнётся при выполнении длительных, продолжающихся годами космических полётов. Никакими гаджетами, занятостью научными экспериментами, физическими упражнениями или другими симулякрами невозможно заменить естественные земные.

Более того, рано или поздно в условиях крайне ограниченной пространственной изоляции начнёт всё в большей и большей степени проявляться синдром психологической несовместимости в сочетании с таковым клаустрофобии — страхом закрытых пространств, лиссофобии — страха сойти с ума, и пр. Вдобавок ко всему ощущение буквально в 15—20 см от себя абсолютно агрессивной среды — тёмного, холодного и безжизненного космоса. Обойтись в таких условиях без сильных нейролептиков, транквилизаторов будет невозможно. Можно с уверенностью сказать, что для осуществления длительных — более года — полётов решение проблемы депривации и психологической совместимости будет далеко не менее сложной задачей, чем проблемы физического жизнеобеспечения.

pixabay.com

Ко всему прочему в таких путешествиях на психике самым отрицательным образом будет сказываться десинхронизация вербальной коммуникации (разговор в прошедшем времени), где сдвиг по фазе «посыл — ответ» может достигать не то что минут, но многих часов. Достаточно сказать, что лучу света или радиоволне только на преодоление одной астрономической единицы (150 млн. км) требуется 8,5 минут. Расстояние до Марса — более 230 млн. км.

Ознакомившись со сказанным, естественно, возникнет вопрос: а существуют ли какие методы лечения, предупреждения или хотя бы коррекции указанного синдрома?

Всё зависит от причины, обусловливающей инициацию процесса, и, конечно же, от степени выраженности, длительности и характера проявлений. Навряд ли возможно лечить пищевую депривацию методом подавления симптомов транквилизаторами, также как врождённую слепоту — поливитаминными препаратами.

А вот как проблему социальной депривации решают американские полярники антарктической станции Мак Мёрдо. Для расслабления каждый месяц сроком на неделю они вылетают в г. Крайсчерч в Новой Зеландии, где их, в свою очередь, ожидают жены, подруги, полноценная социальная среда. Недели отдыха вполне достаточно для восстановления сил, нормализации сна, активности, работоспособности, настроения.

pixabay.com

И в заключение: как бы ни было велико значение аппаратно-инструментальной диагностики в медицине, особенно в случаях, где дело касается функциональных расстройств, этими методиками нельзя заменить диалога врач-больной.

По аналогии: невозможно представить физику без математики, но сама по себе математика никогда не заменит физику.
Источник

Добавить комментарий

текст:
Имя*
Почта*
Вебсайт*